Сочинение о Великой Отечественной Войне

Мне кажется, что книги о войне люди, её не пережившие,читают, когда в этих книгах есть какие-то человеческие, психологические, нравственные проблемы, которые относятся не только к войне, а просто обнажаются во время войны с особенной силой, волнуют не только поколение, прошедшее войну, но и поколение, не бывшее на войне.

К.Симонов

План.

I Что такое правда о войне и кто они, победители.

II Всеохватная картина войны в произведениях  «писателей- 

    фронтовиков».

  1. Война – тяжелый бой, огромный физический труд, «тайна» будущей Победы в повести В.Некрасова «В окопах Сталинграда».
  2. Поэма А.Твардовского «Василий Теркин» - энциклопедия Великой Отечественной войны и памятник ратному подвигу бойца.
  3. «Женское лицо» войны в повести В.Закруткина «Матерь человеческая».
  4. Повесть А.Бека «Резерв генерала Панфилова» об одном из секретов Победы.
  5. «Всем павшим подо Ржевом  - живым и мертвым…»(Повесть В.Кондратьева «Сашка»).

III Цена и правда Победы.

 

Год окончания школы  и год 60-летия Великой Победы станут страницей моей биографии. Победа…Что я о ней знаю? И кто они победители? На последний вопрос в средствах массовой информации сегодня можно найти противоречивые ответы: одни говорят союзники (англичане, американцы), другие - русские (вместе с представителями всех национальностей СССР). Так чему же верить  моим сверстникам, живущим в ХХI веке? Для меня такого вопроса нет, потому что в моей генетической памяти – мой прадед, участник Великой Отечественной войны, а вместе с ним и «солнечный май 1945 года» слились в один образ Победы. Но вопросы, каким он был, мой прадед, что пережил, перечувствовал, что нес в душе своей и что помогло ему  выстоять в  самой кровопролитной войне для меня остались.

Ответы на эти  вопросы я нашла  в книгах о Великой Отечественной войне, написанных «писателями-фронтовиками». Они сделали картину войны всеохватной: передовая, плен, партизанский край, победные дни 1945 года, тыл - вот что в высоких и низких проявлениях воскресили К. Воробьев, В. Быков, В. Кондратьев и другие. А ещё в их изображении война - это миллионы разлук, слез, смертей, горе детей в эвакуации, голод блокады…

 В творческой судьбе «писателей-фронтовиков» большую роль сыграла повесть  В. Некрасова «В окопах Сталинграда», написанная сразу после Победы. Автор, бывший офицер саперного батальона, показывает войну не в парадном, а в будничном ключе. Война – не только тяжелые бои, но и тяжелый физический труд. Бойцы долбят руками тяжелый, как камень, грунт. Им приходится быть то землекопами, то плотниками, то печниками. Война требует всё новых и новых жертв. Может ли она заставить человека привыкнуть к смерти, сделать бесчувственным? По этому поводу В.Некрасов пишет: «Я помню одного убитого бойца. Он лежал на спине, раскинув руки, и к губе его прилип окурок, маленький дымившийся окурок. И это было страшней всего, что я видел до и после на войне.  Страшнее разрушенных городов, распоротых животов, оторванных рук и ног. Раскинутые руки и окурок на губе.  Минуту назад была ещё жизнь, мысли, желания. Сейчас – смерть». Такую деталь нельзя выдумать, её нужно увидеть и ужаснуться, чтобы осознать, что, в первую очередь нужно защищать жизнь. Только ли боевые качества людей интересуют Некрасова? Не только. Ведь смелостью, надежностью в бою всё-таки не исчерпывается человек. Карнаухов тайно пишет стихи, зачитывается Джеком Лондоном, Фарбер чувствует музыку, Игорь Свидерский хорошо рисует.  Их увлечения не ширма, не бегство от войны, а продолжение  своей прежней жизни. Андрей Платонов писал: «В самом изображении  наших воинов автор сумел раскрыть тайну Победы». А она в том, что герои «нравственно не разрушаются». Только такими, как защитники Сталинграда,  могли быть победители Берлина. Только они могли, как Л. Н. Толстой, в моем любимом романе  сказать: «Победа совершенная», оставшись милосердными в «немилосердной той войне».  Это от их имени пишет в1943 году  В.Дубах своё стихотворение, «До конца нас проверит война»…, заканчивающееся вопросом: «Ну а сердце-то, сердце принес?» В их сердцах должна была победить ненависть к врагу, они должны были ожесточиться. Но читаешь солдатские письма прадеда, читаешь лирические повести 50-х –80-х годов ХХ века о войне и видишь: к Победе бойца ведет любовь к Родине, любовь к женщине, как у К.Симонова  «Жди меня». А главное - любовь к жизни.

Вот передо мной самое удивительное, самое жизнеутверждающее произведение поэта-фронтовика - А.Т. Твардовского  поэма «Василий Теркин». Она помогает мне понять, почему же всё-таки, вопреки сталинизму и  рабскому положению народа, Великая Победа над коричневой чумой состоялась. «Василий Теркин» - это поэма-памятник русскому солдату, который был, воздвигнут  задолго до окончания войны. Читаешь ее и как бы погружаешься в пушкинскую стихию живого, естественного, точного слова, с юмором, подковыркой («А в какое время года лучше гибнуть на войне?»).

Содержание поэмы стало для меня энциклопедией Великой Отечественной войны, а главы - страницами этой энциклопедии: «На привале», «Перед боем», «Переправа», «Теркин ранен», «О награде», «Гармонь», «Смерть и воин», «По дороге на Берлин», «В бане». Василий Теркин будет проведен от боя - к передышке, от переправы - к окопу, от жизни – к смерти, от смерти – к воскрешению, от Смоленской земли – к Берлину. А закончится движение по дорогам войны в бане. Почему в бане, а не с победным красным знаменем у рейхстага? Чем кончается в деревне пахота, сенокос, любая потная работа? Баней. Баня потому, что закончилась самая потная для народа работа-война. В бане потому, что можно рассмотреть все шрамы и рубцы на теле солдата, победившего войну. И после чтения в тебе ещё звенит пронзительная нота любви и доброты, умиления к человеку: Теркину, старику-ветерану, жене друга, санитару, генералу. Любовь растворена в каждой строчке поэмы. Твардовский показал своего героя в полный рост. Его отличают доброта, юмор, чуткость, благожелательность, внутренняя сила. Он принимает всё как есть, не занят только собой, не унывает и не предается панике («Перед боем»). Ему не чужды чувства благодарности, сознание единства со своим народом, не уставное «понимание долга», а сердцем. Он смекалист, храбр и милосерден  к врагу («Поединок»). А в главном герое обобщен «русский национальный характер». Твардовский все время подчеркивал: «парень он обыкновенный». Обыкновенный в своей нравственной чистоте, внутренней силе и поэтичности. А сколько их, вынесших страшные муки войны, ты открываешь для себя? Вот Андрей Соколов из рассказа М.Шолохова «Судьба человека» все потерял, а сердце в нем осталось. И по велению сердца он усыновляет  сироту войны Ванюшку. На лице танкиста Громова из рассказа Л.Н.Толстого «Русский характер» война оставила свой страшный лик», но человеческая красота, осталась в его душе.

    Достойными этих героев-бойцов были и русские женщины и девушки. Первым об одной из них рассказал А.Твардовский в поэме «Дом у дороги». Одна за другой проходят они в повестях Б. Васильева «А зори здесь тихие», В. Закруткина «Матерь человеческая». В повести В. Закруткина «Матерь человеческая» показана судьба простой русской женщины, колхозницы, доярки. Горе, которое переживает Мария, огромно: на её глазах погибла вся семья, сожжена фашистами родная деревня. Она единственная осталась в живых. Казалось бы, жить уже незачем. Но Мария носит под сердцем ребенка. Ради этой не рожденной пока жизни, ради погибших односельчан продолжает Мария жить и работать (одна на сожженном хуторе в течение восьми месяцев), становясь матерью всего живого, что сохранилось на Земле. Ужасу, смерти, войне противопоставлена сила материнства, и образ героини вырастает до общечеловеческого символа Матери Человеческой, «нашей нетленной русской веры, нашей надежды, вечной нашей любви».

Беззаветная храбрость, неукоснительное исполнение воинского долга – ещё один из секретов Победы. Об этом повесть А.Бека «Резерв генерала Панфилова». Душой произведения является Иван Панфилов, чьи гвардейцы остановили врага на подступах к Москве в ноябре 1941 года. Его дивизия стояла перед острием немецкого клина, нацеленного на столицу, силы врага значительно превосходили его силы - и все же панфиловцы победили! Мудрость полководца, подсказала Панфилову единственное возможное решение: надо организовать не просто героическое сопротивление бойцов, а и сопротивление творчески изобретательное. Каждый из бойцов должен четко представлять свою задачу и воевать думая, воевать не по шаблону. Задача измотать врага, а не просто продержаться на рубеже четыре дня. Другой генерал - Звягин, заместитель командующего армией (который появляется  с характерным окликом «Кто разрешил вам рассуждать?») – ту же задачу формулирует иначе: « Даже один шаг с этого рубежа был бы предательским. Предательским, преступным. Расстаньтесь с мыслью, что  отсюда возможно отойти. Внушите всему личному составу, что это последний рубеж батальона».

И вот оказывается, что так - рубежа не удержать. Войска несут огромные потери. Немцы издали перемалывают всё минометами. Командир батальона Момыш-Улы, командир панфиловской выучки (памятный мне ещё по повести А.Бека «Волоколамское шоссе»), принимает решение: имитировать бегство из занимаемой деревни. В этот момент он мысленно слышит  низкий сильный голос Звягина: «,,Даже один шаг с этого рубежа был бы предательским, преступным». Нет, Нет, не пойду на преступление! Пусть потеряю людей, не удержу людей, но не замараю честь. Но кому она будет нужна, моя честь, если не исполню долг – мой последний, единственный долг: удержаться до двадцатого?..» Момыш-Улы выполняет свой  план вопреки гневу Звягина, вопреки недоумению своих подчиненных. И вот когда немцы, упоенные легкой победой, увлеклись грабежами и насилиями, только что бежавшая рота ударила по селу с трех сторон и жестоко разгромила батальон противника. Так был сделан один из решающих шагов в осуществлении поставленной задачи. Старший лейтенант Момыш-Улы  поставил на карту самое дорогое, что у него было, - честь командира  и выиграл. Сделать же так он решился потому, что честь свою видел в нанесении максимального ущерба врагу, а не в слепом подчинении приказу. Творчество, инициатива этого командира и его бойцов, дерзкие самостоятельные действия многих других групп, оказавшихся в окружении, всеобщая активность оказались тем решающим резервом, на которые только и мог рассчитывать командир дивизии Панфилов, имевший всего один батальон второго эшелона на пять возможных направлений прорыва. Преклоняюсь перед Панфиловым и Момыш-Улы, но таких, как Звягин, наверное, было больше.

Читаешь произведения о войне  писателей-фронтовиков и открываешь для себя настоящего человека. И помогают тебе в этом лирические повести К.Воробьёва «Убиты под Москвой», Б. Васильева «А зори здесь тихие», В.Быкова «Обелиск», «Сотников», «Альпийская баллада», В.Кондратьева «Сашка». Что привлекает в них? Не панорамный показ военных событий, а переживания одного героя, показ одного дня, рассказ о бое одной батареи, одного взвода, рассказ о самом обыкновенном человеке на войне.

Повесть начинается так: «Всем павшим подо Ржевом - живым и мертвым, посвящена эта повесть». Судьба автора-фронтовика сходна  с судьбой его героя, бывшего участника боёв подо Ржевом, страшных, изнурительных, с огромными человеческими потерями. Написание повести В.Кондратьев считает выполнением долга перед павшими на Ржевской земле однополчанами. Главного героя он называет не по фамилии, а по имени - просто Сашка. Он всегда в действии, нацеленном на добро, защищающем жизнь. Вот он добывает валенки для ротного, вот ведет санитаров к раненому, вот берет в плен немца  и отказывается его расстрелять, вот встречает на войне свою любовь – Зину. Вот выручает лейтенанта Володю.

Сколько испытаний проходит он: на человечность, на выносливость, на верность в дружбе, любви, испытание властью. Сашка - очень совестливый человек, с высоким чувством ответственности. История Сашки - это история человека, оказавшегося в самое трудное время в самом трудном месте, в самой трудной должности – солдатской. Вместе с К.Симоновым я отмечаю: «У меня появился ещё один друг, полюбившийся мне человек». Именно такие герои, не супермены, способны заряжать читателя бодростью, оптимизмом и «добрыми чувствами» к людям, стране, природе, ко всему, что именуется жизнью.

Война жестокая, цена за победу в ней высокая. Но  победа в ней великая. И убедить меня в том, что одержали её «союзники» никто не может. Я узнала правду из первых уст, от писателей-фронтовиков. Тем, кто сомневается или не знает этой правды, могу посоветовать: «Побольше читайте о войне произведения  писателей-фронтовиков».

Память об этом священна.